«Когда даёшь себя приручить, потом случается и плакать…»

Протёрта до дыр фраза про ответственность за приручение.
Но для многих людей она влетает и вылетает в уши, не задевая сердца. И из-за этой безответственности, прежде всего, перед своей совестью и тем кого приручили, на улице оказываются ретриверы. Собаки, которые изо всех своих собачих лап стараются быть полезными человеку, но оказываются ненужными.ретриверы в беде

Развивать процесс формирования в нашем  обществе понятия ответственности за свои действия или бездействия довольно сложно, но вполне осуществимо.

Их называют потеряшками, но это не всегда собаки, у которых потерялся хозяин. Довольно часто сами эти хозяева приводят их в ветклиники, чтобы убить (усыпить), так как собака стала никому не нужна. Или собаку в возрасте переустраивают в чужой дом просто потому что она надоела. Это начало цепочки событий.

Где-то посередине ближе к концу потеряшка-ретривер попадает в удивительный мир людей, пытающихся помочь ему. Люди, которые находят ему сначала временный дом, фотографируют и размещают в сети интернет разные добрые слова о нём или о ней. И, как правило, находят новый дом, где любят и никогда не оставят.

Сегодня мы разговариваем с девушкой Ольгой, рассказавшей нам о своём участие в Фонде помощи ретриверам.

Добрый день, Ольга! Спасибо большое, что нашли время для разговора с нами.

     Расскажи Фонд помощи ретриверам – это какая-то официальная организация или это волонтерское объединение?
Это волонтерское объединение, которое включает и тех, кто стал «особаченым» благодаря волонтерам, и тех, кто просто когда то решил помочь — и втянулся.

     Есть какая-то иерархия в вашем движении? Главный босс, кассир и рядовые служащие?:)
Иерархии по принципу «босс/рядовые служащие», конечно же, нет. Есть дополнительные к волонтерству роли: аналитик, пиарщик, «бухгалтер», «call-центр», др. Есть выборный совет, на который выносятся принципиальные вопросы. Часть задач решается коллегиальным решением, что-то лежит в основном на плечах куратора. Например, каждый куратор собирает деньги сам и обязательно отчитывается о том, от кого сколько пришло и куда сколько ушло. Все средства — подотчетны для жертвователей.

ретриверы в беде

     Вы помогаете собакам в Москве и Санкт Петербурге или волонтёрское движение по всех России?
Волонтерское движение существует по всей России, конечно же, с популярностью породы пришло ее распространение, а значит — наша помощь нужна, к сожалению, практически в каждом городе. Есть собаки, приезжающие на переустройство из других городов — Владимир, Нижний Новгород и так далее. В этих городах также могут быть волонтеры, но нет кураторов, которые были бы готовы на 100% решить вопрос по поиску старых владельцев, лечению собаки и её социализации (такое тоже бывает необходимо), переустройству в новую семью.
При этом в городах могут быть местные команды как, например, в Санкт-Петербурге. Действия локальных команд по месту находки или отказа от собаки всегда эффективнее.

     Вы занимаетесь только ретриверами или доброе дело невозможно классифицировать по породе?
Мы считаем себя «породной командой», нас не так много, как было бы нужно для помощи всем собакам, поэтому — приоритет — ретриверы. Конечно, если какой-то куратор решит помогать неретриверу — его никто за это не осудит.
При этом у наших волонтеров живут не только ретриверы, есть и другие породы собак, есть и кошки. То есть любим мы всех животных, а помогаем ретриверам, потому что хорошо знаем эту породу — особенности поведения, воспитания, кормления, здоровья, взаимодействия с человеком… Эти знания позволяют не просто пытаться помогать, а делать это хорошо, к чему мы и стремимся.

     С чего началась ваша история спасения? Ваши личные не убегают и не теряются? Сколько лет вы уже в движение?
Мы с мужем не задумывались о том, чтобы стать волонтерами, летом 2010 года мы просто искали себе питомца среди отказников (примечание редакции. отказник — собака, от которой по тем или иным сообращениям отказались прежние хозяева). Рассматривали несколько пород, поехали знакомиться с черным лабрадором, а куратор Жанна показала нам всех своих подопечных — тогда на передержке было 4 черных лабрадора. И хотя мы ехали знакомиться с молодым активным и здоровым кобелем, нас зацепил Ганс — тогда он жутко выглядел, плохо себя чувствовал и вообще был не самой простой собакой в физическом и моральном формате.
Потом было 2 недели визитов к Гансу, долгих раздумий и оценки своих сил — мы понимали, что решиться взять собаку, не оценив реально свои силы, не правильно. Тогда Гансу было 1,5 года. В этом декабре мы отпраздновали его 6-ти летие.
По сути Ганс нас привел в волонтерство, поначалу это была помощь по просьбе кураторов: посмотреть собаку/перевезти, денежная помощь потеряшкам, а потом и полноценное кураторство.
Сейчас у нас уже 2 ретривера: лабрадор Ганс и золотистый ретривер Тата, которая также когда-то была отказницей.
Убегают ли наши личные собаки? Нет, мы предпринимаем все возможные меры, чтобы этого не допустить. Наши собаки носят адресники на ошейниках, также они прошли общий курс дрессировки и хорошо управляемы.

ретриверы в беде
     Как происходит процесс работы по устройству найденной собаки?
Если собака была найдена, то прежде всего ведется поиск «действующего» хозяина всеми доступными способами. По закону собака — это имущество, и без соблюдения ряда формальностей она не может быть переустроена…. В случае невозможности находки владельцев, собака переустраивается.
Переустраиваемым собакам хочется дать то тепло, которое они недополучили в прошлой семье, поэтому поиск и отбор потенциальных новых хозяев ведется очень строго, можно сказать — придирчиво. Мы раскидываем объявления в социальных сетях, на досках, нам звонят ночами и днями соискатели на лапу друга. Конечно, на щенков будут обрывать телефон круглосуточно, на собаку старше 5 лет — один-два звонка в неделю. Мы беседуем долго, разузнаем всю информацию — что за семья, какая история общения с собаками была раньше, для чего хотят сейчас собаку — поиграть, удовлетворить свои амбиции, наплодить и продать щенков — или все таки понимают, что собака — тоже человек, хотят верного и веселого друга? Потом знакомимся с потенциальными соискателями, знакомим на нашей территории с курируемым псом, смотрим, довольны ли пес и человек друг другом, могут ли понимать друг друга, могут ли взаимодействовать. Обдумываем результаты встречи, советуемся с коллегами — волонтерами, обговариваем свои сомнения. Если все хорошо — передаем собаку под договор пожизненного кураторства. У нас есть такое требование — собаку в новый дом отвозим сами, если что-то не нравится — не отдаем.

     Новый хозяин получает собаку за деньги? Или бесплатно, но с определенными обязательствами?
Бесплатно и с обязательствами, но не перед куратором, а перед собакой.
Самые важные обязательства нового хозяина — собаку очень любить, не эксплуатировать, в случае, если что-то не сложится — вернуть собаку обратно куратору, а не выбрасывать на улицу и не переустраивать самому.
Если новый хозяин захочет как-то поучаствовать в деятельности волонтеров — приглашаем к себе. Если просто передаст деньги — положим их в общую копилку, потратим в случае срочной необходимости для какого-нибудь из наших подопечных.

     У вас сложилась уже картинка образа человека, который берёт не милого щенка, а собаку со своей историей?
Для каждой собаки — свой хозяин, и нет единого портрета. Это — и активные молодые люди, и пожилые пенсионеры, и домохозяйки, и боссы. Характеры у собак такие же разные, как и у людей, мы подбираем хозяев собаке так, чтобы они идеально подошли друг другу и радовали друг друга много лет. А будут они при этом вышивать крестиком вместе, ходить на охоту, гонять белок на даче или даже посещать выставки — это желание каждой собаки и каждого хозяина. Главное, чтобы они подошли друг другу.
У них точно есть несколько общих черт — доброта, сочувствие, любовь к животным и желание сделать что-то хорошее не только для себя, но также принимать и разделять потребности и интересы собаки.
     Как происходит выбор Куратора? Как часто он навещает нового хозяина собаки? Каждое вечер приходит на чай с пирожными?

Кураторов — волонтеров, готовых взять на себя полную ответственность за собаку — не много. Поэтому собаку выбирает куратор, а не наоборот.
Чаще всего — кому-то звонят:»ой, срочно заберите, а то усыпим», «не справляемся», «развелись — собака не нужна, будем строить новые жизни, а она мешает». Зачастую на кураторство собаку берет тот, кому позвонили. Ну или срочно обсуждаем между собой: «Ребят, есть такая и такая собака, кто берется?» Обязательно найдется тот, кто возьмется, в очередной раз уговорив семью потерпеть, а своих собак — смириться с новым гостем. Нового хозяина стараемся по возможности навещать регулярно, иногда — и это здорово — новые хозяева вливаются в наши тусовки, сами с удовольствием продолжают общение. Чаще получается созваниваться, получать смс или ммс о смешных, важных или сложных в жизни собаки событиях: пес научился плавать, примеряем новый комбинезон, заболели — срочно нужен совет по выбору врача или клиники.
Мы стараемся держать связь с новыми владельцами — приезжаем, созваниваемся, общаемся — так часто, как можем, как успеваем.

     Один из жизненных вопросов «откуда деньги»?
Деньги поступают от жертвователей — от обычных людей, которые прочли в интернете историю собаки, услышали о волонтерстве от наших новых семей, увидели расклеенные на улице объявления о поиске прежних владельцев для найденной собаки и хотят помочь именно ей. Почти всегда в копилке собаки есть деньги от куратора и волонтёров.
Деньги переводятся этими людьми по реквизитам куратора, который обязан выложить средства, как приход, указать, от кого — и потом показать, как собранные деньги распределены по этой собаке.
Еще нам помогает одна очень уважаемая организация — отдельная им благодарность, они очень сильно нам помогают! Они, как правило, деньги перечисляют на конкретных собак — или в общую копилку. Также нам очень помогают сочувствующие люди — бесплатной передержкой, помощью в пиаре переустраиваемых собак, кормом, амуницией и лекарствами, которые не понадобились или не подошли их питомцам — огромная благодарность этим людям так же!

Очень остро вопрос финансовой помощи стоит для возрастных собак — взять в семью собаку старше 9 лет решаются единицы. Если же собака при этом ещё нуждается в лечении и регулярных тратах на специализированный корм, препараты и систематические визиты к врачу — шанс найти дом для такой семьи без финансовой поддержки новых владельцев почти равен «0».
Для таких собак мы стараемся собрать группу финансовых кураторов, которые будут на ежемесячной основе перечислять новой семье денежку для трат на возрастную собаку. Размер пожертвований не оговаривается — каждый решает сам, сколько он может выделить, но важно, чтобы помощь приходила регулярно. Семья всегда открыто показывает траты на собаку. К тому же размер пенсии зачастую только возрастных собак отказников с каждым годом становится всё больше…

     Кто сейчас из ваших подопечных подготавливается к встрече с новой семьей?
В данный момент ищет новую семью замечательная золотая по характеру и внешности Маруся (золотистый ретривер 10 лет),а ещё палевый красавец и умница лабрадор Рони (4 года), возрастной и очень благодарный за спасения черный лабрадор Лорд (около 10 лет), невероятный рыжий красавец с брутальным характером Бадди (золотистый ретривер 5 лет), черный лабрадор с характером добермана и безграничной преданностью своему куратору Тимыч (5 лет), черная обаятельная лабрадорша Чеза с несколько мужским характером (4 года), золотистый ретривер Витос, списанный на пенсию из МВД (8 лет).

ретриверы в беде
Это не только мои подопечные, потенциальной семье, понимая специфику семьи: состав семьи, опыт общения с собаками, возможность взять собаку с проблемами по здоровью или с необходимостью корректировки манер, мы предлагаем рассмотреть собак и других кураторов.
Мы делаем единое общее дело, и все собаки нуждаются в новом доме.
К тому же зачастую соискатели сами не до конца понимают, кого они ищут )) У нас бывали случаи, когда семьи, рассматривающие исключительно молодых активных собак, познакомившись в реальности с молодыми темпераментными лабрадорами, принимали решение об «усыновлении» более возрастной и более спокойной собаки. Или люди, мечтавшие о золотистом ретривере, становились семьей для лабрадора.
Многие семьи рационально подходят к появлению нового члена семьи- не у всех есть возможность полноценно заниматься щенком: приучением к улице с прогулками 5-7 раз в день, прохождением этапов с погрызенными вещами, поэтому взрослые собаки со сложившимся характером, зачастую уже обученные базовым командам – наиболее комфортный вариант для занятых городских жителей.

ретриверы в беде

     Какое количество в вашей копилке «Happy End»?
Много, очень много, но еще очень многие ждут свой дом и лучшего человека своей жизни!
Я не веду подсчёт «своих» собак, они все наши – посчитать точное количество довольно сложно, мы по-разному участвуем в судьбе собак: кого-то ведем от находки/отказа до переустройства, кого-то приходится переустраивать несколько раз, кого-то переустраиваем от хозяев и просто помогаем им подобрать новый дом, кто-то после определенной работы с хозяевами в итоге остается в своем доме, кто-то определяется «на пенсию» — то есть вариантов нашего участия множество и результативность каждого из них мы не считаем, нет такой цели. В общем количестве подопечных составляет не одну сотню, за 4 года волонтёрства число «персональных» подопечных тоже приближается к 100.

январь 2015


 

© web-журнал «Ретриверы России»

Любое использование материалов сайта допускается только с согласия редакции.